Как стать особо опасным государственным преступником – Sandermoen Publishing
EnglishRussian
Как стать особо опасным государственным преступником

Как стать особо опасным государственным преступником

ebook

Regular price €0.00 Sale

Автор: Михаил Казачков


Книга предназначена для широкого круга читателей.
18+

ЦИТАТЫ ИЗ КНИГИ

КГБ ошибся: зона меня не просто не пугала: я сразу ощутил, что для личности это место потенциального роста.

В первом же письме маме я написал: «не попади я сюда, так и умер бы идиотом».

______________________________

“В это время наседкой у меня был режиссер документальных фильмов — уже не помню, за что именно он сел. Когда я вернулся с приговором и на его вопрос «сколько?» ответил «пятнадцать строгого», он сначала не поверил: решил, что я неудачно пошутил.”

______________________________

“Отлично помню вечер, когда все это стало для меня ясно. Я стоял один позади барака и смотрел на роскошный северный закат поверх заборов лагеря и торчащих над ними верхушек темных уральских елей. Именно там и тогда я сказал себе: этот режим не имеет права на существование.”

 ______________________________

“Туалет в зоне был солдатский: в самом дальнем ее конце, с рядом дыр в деревянном настиле, а значит, без всякой приватности. Стоило Ковалеву направиться к этому строению, как за ним устремлялась пара стукачей. Однако в санитарном бараке был и нормальный ватерклозет с запирающейся дверью. Мы с ним оба придумали себе мелкие хвори, требовавшие регулярных визитов в этот барак. И пока Сергей занимался выводом, отмывом и перезаглатыванием своего ценного груза, я стоял на атасе. Из почти дюжины потерянной оказалась только одна «пулька». Остальные, пропутешествовав через несколько кишечно-желудочных трактов, произвели на Западе весьма болезненный для Кремля эффект.”

_______________________________

“Я не шутил и на сей раз не просто старался подбодрить маму. Уже после первых нескольких месяцев в зоне я точно знал, как буду сидеть свой срок. Никто на свете тогда этого не знал, да и скажи я кому, мне бы ни за что не поверили. Даже моя мама потом мне прямо об этом говорила. Мол, уж на что она была уверена, что знает меня как облупленного, но раз в десять лет я ее снова чем-нибудь— причем серьезным— обязательно изумлял. Нелепо было ждать от вполне благополучного, избалованного жизнью городского молодого человека, ни на какие подвиги прежде не посягавшего, что он способен так упираться рогом. Я знал, что одинок в этом своем знании о будущем, и меня совершенно не беспокоило, что никто другой пока этим знанием не обладает.

Надо прояснить нечто недоступное пониманию далеко не только офицеров КГБ. Я не был антисоветчиком; то есть я не был чем-то противоположным приверженцам советской системы. Я был не-советчиком, личностью прямо перпендикулярной к ней. Я уже писал, что диссидентом никогда не был, да и не собирался им становиться.”

________________________________

“Однако «диссиденты» — не золотой стандарт. К ним одним все меню приличных людей не сводится. Я был тем, кем был, и этого мне было совершенно достаточно. И остальному миру надлежало научиться таким меня и принимать. Или не принимать. Это уж не моя, а его, внешнего мира, проблема. Оставляя в стороне громкий термин «герой», я со временем научился объяснять свою позицию цитатой из Эмерсона: «The hero is he who is immovably centered»(«Герой — человек с несдвигаемым центром внутри»).”

________________________________

“Согласно Википедии, сроки выживания человека сводятся к правилу пяти троек:

  • три минуты без воздуха;
  • три минуты в ледяной воде;
  • три часа в экстремальной жаре или холоде;
  • три дня без пресной воды; и
  • три недели без пищи.

Моя девятимесячная голодовка началась девятью сутками «сухой» — без всяких жидкостей. Мне здорово повезло: в карцере не было проточной воды. Иначе неизвестно, выдержал ли бы я все долгие девять суток.”

________________________________

“В одном из этапов я встретился с уголовным авторитетом, которого везли убивать в такой вот «белый лебедь». Он знал, что его ждет, но держался с редким мужеством. Мой срок и статус по тюремной «табели о рангах» нас уравнивали. Мы и говорили как равные. Я в очередной раз убеждался в главном тюремном правиле: важно, не за что человек сидит, а как. Этот человек сидел достойно, и меня совершенно не интересовало, в чем именно обвинил его советский суд — справедливо ли, нет ли. После этой встречи я навсегда стал противником смертной казни, причем без всяких исключений...”

________________________________

“Не знаю, насколько эта попытка объяснить, почему я не вижу трагедии в годах ГУЛАГа, окажется внятной читателю. Но тут уж я ничего поделать не могу. Я ведь вовсе не пытаюсь выставить себя образцом для подражания. Просто хотелось, чтобы кому-то из читателей запало в душу, что бывает и так. Что так тоже можно.”

СОДЕРЖАНИЕ
1.
2.
3.

___ страниц

Над книгой работали

Литературные редакторы: Е. Мохова, Е. Тонкова
Техническая коррекция: Е. Тонкова
Дизайн обложки: Е. Корниенко
Оформление и верстка: Е. Корниенко

Выходные данные

ISBN pdf 978-3-907131-__, ISBN e-pub 978-3-907131-__, ISBN mobi 978-3-907131-__
ISBN бумажной книги 978-3-907131-__

Copyright: Sandermoen Publishing © 2021

Дата публикации электронной книги __ 2021

Дата публикации бумажной книги __ 2021